Камышин Пятница, 19 апреля
Политика, 12.11.2022 09:49

Воссоединение России: почему Кремль никак не может определиться с идеологией СВО, - «Блокнот - Россия»

Прошедший День народного единства стал удобным поводом для руководства России подкорректировать свои идеологические приоритеты, еще раз сформулировать цели и задачи СВО на Украине. 

Медведев разместил в своих соцсетях пост под названием «Почему наше дело правое». Бывший президент с начала СВО прославился резкой критикой Запада вообще и Украины, в частности. 

Сосредоточим внимание на смысловой нагрузке. Она неопределенна – «Мы защищаем наших людей. Мы воюем за всех своих, за свою землю, за свою тысячелетнюю историю… Мы сражаемся против тех, кто ненавидит нас, кто запрещает наш язык, наши ценности и даже нашу веру, кто насаждает ненависть к истории нашего Отечества». Но это очень абстрактно. Боец на фронте вряд ли поймет - зачем он здесь и сейчас? По Медведеву получается, что мы - за все хорошее, против всего плохого.

Более четко выступил Владимир Путин – «Мариуполь – известный очень, древний, можно сказать, русский город». А, главное: «На протяжении десятилетий после распада Советского Союза Украина прошла путь прямого, неприкрытого вмешательства западных стран в ее внутренние дела… к сожалению, на Украине удалось внедрить в сознание миллионов людей такие псевдоценности, которые привели к тому, что на этой территории создали фактически анти-Россию, сея ненависть, насилуя сознание людей, лишая их своей подлинной истории. Все сделано для того, чтобы перекроить сознание миллионов… столкновение России с возникшим на территории Украины неонацистским режимом – было неизбежным, и, если бы в феврале не были бы предприняты соответствующие действия с нашей стороны, все было бы то же самое, только с худших для нас позиций». Это уже ясно и более-менее понятно.

Но все-таки главное опять не сказано. Владимир Путин также вынужден выражаться завуалировано, дипломатически. Ведь суть происходящих событий заключается не в борьбе с «неонацизмом». Режим на Украине – радикально националистический, но никак не неонацистский, такие термины только вводят в заблуждение и вызывают недоверие заграницей. Впрочем, слова Путина направлены вовнутрь страны. Иначе получается, что Россия в 2014-м неонацистский переворот признала и готова и дальше признавать, если режим пойдет на мирные переговоры. 

Так чего не говорят ни Путин, ни Медведев? А не говорят они того, что говорят сотни и тысячи солдат на фронте, военкоры и блогеры на Донбассе – а именно, что СВО идет за восстановление исторической России, России, существовавшей до 1917 года. Так называемый «распад СССР» в 1991-м году был ни чем иным, как вторым в XX веке развалом России. Первый в целом был ликвидирован уже к 1922 году, когда государство вернулось к своим естественным привычным границам, а в 1939-1945 произошло дальнейшее восстановление (в том числе упомянутое Путиным «отторжение» у Румынии, Польши и Венгрии территорий).

СССР во всем мире был известен как «Россия» (советская), и советских людей все называли «русскими». Правопреемственность Советского Союза от России 17-го года была понятной и очевидной. Так же как являлось ясным, что советские «республики» не возникли сами по себе и не организовали снизу федерацию, а что все происходило ровным счетом наоборот – большевики «сверху» нарезали Россию на республики. 

Развал исторической России (СССР) по советским административным границам был признан и тогдашним российским руководством, и мировым сообществом. Поэтому сейчас ни Путин, ни Медведев не могут прямо сказать: «Мы ликвидируем последствия незаконного расчленения страны, мы за объединение русских земель, воссоединение русского народа, оказавшегося расчлененным». Не могут, в первую очередь, потому, что это создаст напряжение в отношениях с союзниками по СНГ – Белоруссией, Казахстаном и так далее. Грубо говоря – и это вполне очевидно – речь идет о попытке пересмотреть Беловежские соглашения. Но эти соглашения формально остаются фундаментом отношения Москвы с соседними странами. Поэтому в ход идут «неонацизм», «денацификация», «демилитаризация» и т.д.

 По большому счету, происходящее на Украине является внутренним делом России. И лишь широкомасштабное вмешательство Запада, его многомиллиардная поддержка Киева придает спецоперации международное значение. 

У РФ нет никаких амбиций быть глобальным игроком в том смысле, каким является Америка. Ее желание – восстановить в прежних размерах дореволюционную Россию, и чтобы к ней больше не приставали. Причем не обязательно в рамках единого государства. Плотный союз или ассоциация ее вполне устроят. Понятно, что с Украиной так не произойдет, почему и началось ее включение по частям в состав РФ. Но и до этого бы дело не дошло, не начни Киев с самого начала своего суверенного существования деструктивный курс на разрыв связей с Россией. До 2014 года это можно было как-то терпеть, но после свержения Януковича в Кремле поняли, что теперь он - на очереди.

Максим Артемьев, "Блокнот - Россия" (в сокращении)

Фото: "Блокнот  - Россия"

Новости на Блoкнoт-Камышин
1
1