Камышин Воскресенье, 31 Мая
Общество, 03.04.2020 16:44

Скрывали диагноз? Пермяков ужаснула смерть журналистки Анастасии Петровой от коронавируса, - портал perm.aif.ru

Covid-19 убил главного редактора пермской газеты Анастасию Петрову за восемь дней. Однако о том, что она стала жертвой коронавируса, сообщили лишь спустя два дня после её смерти.  Как так вышло? 

«В это невозможно поверить. Анастасия Петрова - талантливая журналистка, мама двоих замечательных парней. Умница, светлый и очень солнечный человек. Она боролась до  последней минуты. Настя всегда была победителем, девушка с обманчивой внешностью барышни, сошедшей с полотен эпохи Возрождения, и жёстким стальным стержнем внутри.

Казалось, ей всё давалась легко, и мало было такого, что не под силу. Лёгкое перо, острый ум, умение рассказать о самом сложном совсем просто. Сегодня самый чёрный день в истории «Делового интереса». Мы остались без редактора, коллеги, друга и очень дорогого для нас человека», - напишут сразу после смерти Анастасии Петровой вечером 31 марта её коллеги.

В тот же ужасный вечер 31 марта, буквально через несколько часов, власти сообщат о том, что в Пермском крае умер от коронавируса первый пациент. И только через два дня вскроется правда: Анастасию Петрову тоже убил Covid-19.

Сейчас многие в журналистском (и не только) сообществе уверены, что власти пытались скрыть диагноз Анастасии Петровой. И если бы она не была публичным и хорошо известным в своей профессиональной среде человеком, то правду об её диагнозе могли и не узнать. Кто-то ещё сетует на качество тестирования: первые анализы журналистки на коронавирус были «сомнительными».

Анастасия Петрова активно писала в Фейсбуке. И о возникших серьёзных проблемах со здоровьем она оперативно сообщила друзьям на своей страничке.

«У меня сегодня (23 марта - Авт.) должен был быть первый день отпуска. Ну, почти отпуска - в выходные бодренько тренировалась вести сегодня лекцию на удалёнке. Но в итоге первый день больничного: ночью резко поднялась температура, с утра к ней впридачу пришли боль в горле и жёсткий кашель.

Вызвала врача: отчиталась о контактах с прибывшими из-за рубежа (у меня их три, но все прилетели больше, чем 14 дней назад), выслушала «ох, черт...» от диспетчера. Жду врача.

В тот же день она не без юмора отчиталась о визите домой участкового врача.

«Приходила моя любимая участковый врач. Заходить не стала, спросила на расстоянии в метр про симптомы. Пообещала, что мазок на корону придут и возьмут в течение дня. И попросила 14 дней или хотя бы до отрицательных анализов из дома никуда не гулять.

Сказала: да вы не переживайте, сезон ОРВИ никто не отменял. Похихикали на тему больничного: «Если у вас не корона, оформим всё на приёме» - «Если у меня корона, мне будет уже фиолетово на больничный, давайте честно». Улыбаемся и сидим в карантине», - не падала духом Настя.

Но уже ночью 24 марта, её с подозрением на пневмонию отвезли на скорой в больницу, поместили в изолированный бокс.

«Приходили реаниматологи с аппаратом ИВЛ, очень классные и профессиональные. Кстати, ходят в масках для снорклинга, помимо масок на рот и нос. Померили кислород в артериальной крови. Сказали, что я пока в их помощи не нуждаюсь. Температуру сбили до 38», - сообщила Анастасия ночью 24 марта своим друзьям и подписчикам в Фейсбуке.

Днём 25 марта журналистка написала, что никак не удаётся сбить высокую температуру.

«Утром подслушала случайно совещание врачей в коридоре… Меня обсудили тоже: «Если корона не подтвердится, в пятницу отправим домой долечиваться. Температура держится вторые сутки выше 38. Чувствую себя так, будто постоянно тону в киселе, - пояснила Анастасия.

Однако домой ей уже было не суждено вернуться. Насти не станет 31 марта. Последние дни она проведёт в тяжёлом состоянии на ИВЛ.

Подозрения о том, что Анастасия могла умереть от коронавируса, усилились 1 апреля после брифинга региональных властей. Одним из спикеров была министр здравоохранения Прикамья Оксана Мелехова. Разумеется, на пресс-конференции её спросили о диагнозе Анастасии Петровой.

Министр ответила, что результат анализа на коронавирус у Анастасии был сомнительный.

Утром 2 апреля подруга Анастасии Петровой Юлия Балабанова разместила на своей страничке в Фейсбуке резонансный пост. Она опубликовала фрагмент переписки, из которого следовало, что у Анастасии Петровой всё-таки был коронавирус.  

Отвечая на вопрос о самочувствии, Анастасия 24 марта написала Юле: «У меня второй тест положительный».

Балабанова призналась, что решила выложить скрин переписки, потому что «Настя сама была редким правдорубом».

Не прошло и часа после её публикации, как в краевом Минздраве официально подтвердили: Анастасия Петрова умерла от коронавируса.

Эта история вызвала возмущение у врио губернатора Пермского края Дмитрия Махонина. 2 апреля на заседании регионального оперштаба он резко высказался в адрес местного Минздрава.

«Сегодня мне доложили, что журналистка Анастасия Петрова умерла не от пневмонии, а всё-таки от коронавируса. Мы об этом почему-то молчим, в данной ситуации это недопустимо. Мы должны говорить людям правду. Потому что, если человек будет знать, что он контактировал с заболевшим, он обратится в больницу, отправится на карантин и не заразит других! Вранья я здесь не допущу, особенно это касается работы регионального Минздрава. О подтверждённых случаях пациентам и общественности необходимо рассказывать оперативно», - потребовал Дмитрий Махонин.

Получается, что даже главе региона рассказывают не всю правду про ситуацию с коронавирусом в крае? 

Илья Пригожин, perm.aif.ru (публикуется с небольшими сокращениями)


Фото Анастасии Петровой - ВКонтакте

Новости на Блoкнoт-Камышин
0
0

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое