Камышин Среда, 21 февраля
Культура, 29.03.2019 19:23

Режиссер Александр Штендлер о «послевкусии» лаборатории Театра наций в Камышинском драмтеатре

В Камышине завершила свою работу экспериментальная лаборатория по современной драматургии.  Портал "Блокнот Камышина" попросил поделиться своими впечатлениями режиссера Камышинского драматического театра Александра Штендлера.

Итак, лаборатория Театра наций позади. Сказаны все хорошие и громкие слова. Театр - творческий и технический составы - выстояли, зрители были не только внимательны и отзывчивы, но (спасибо администрации театра) и просто были.
Год назад на такой же Лаборатории в Балашове, куда мы с директором КДТ Евгением Бакиным приехали на разведку познакомиться с этой формой работы, - зрителей, кроме работников театра, практически не было.

Я вам сейчас скажу о своих субъективных ощущениях от нашей Лаборатории, постараюсь сделать поправку на небольшую ревность к радости труппы от работы с тремя другими режиссерами, действительно очень хорошими и разными.

В первой половине дня проходили мастер-классы столичных педагогов по сценическому движению и сценической речи. Мы и так знаем, кто из артистов у нас "проблемный" в этих дисциплинах, но замечания, рекомендации и плотный тренинг от педагогов лучших театральных школ - это совсем другое дело. Не все выдерживали, но очень старались и, надеюсь, взяли на вооружение упражнения.

С артистами столичных театров такие мастер-классы проводятся регулярно. У нас же - в первый раз. Хотелось бы, чтобы они проводились хотя бы раз в сезон. Мы с директором театра не раз об этом говорили и  придумывали, как, на какие средства и когда приглашать педагогов. Так что первый плюс Лаборатории - тренинг (хотя справедливости ради - группа наших молодых артистов два раза в неделю занимается танцем с Манон Меликовой, чудесным и известным нашим хореографом).

Что касается спектаклей, то есть эскизы, ради которых и затевалось все мероприятие. Сразу скажу, что не буду говорить и разбирать работы коллег-режиссеров, это профессионалы самого высокого класса, и такой концентрации талантливых художников наш театр не знал, наверное, никогда. (Ну, может быть, только 20 лет назад, когда труппа МХТ во время их гастролей по Волге дала у нас спектакль. 

На сцене Ефремов, Невинный, Сергачев, Добровольская, Щербаков, Жарков и т. д. - помните?).

Так вот в дни Лаборатории энергия таланта, предвкушение спектакля как события - были точно такими... И энергия эта осталась, и дай Бог, чтобы сохранилась подольше. Мы все внутри коллектива знаем, кто из актеров в чем крепок или слаб, но все равно выдержать эскизы в формате, в общем-то, полноценного спектакля, да еще сделанного за 5 дней,- это экзамен, который театр сдал. И даже не без открытий для меня новых качеств в, казалось бы, давно знакомых артистах.

Недостатки, конечно, тоже временами вылезали, но это, повторяю, - эскиз. Набросок. При доработке и доведении эскизов до спектаклей режиссеры уже будут иметь возможность позаниматься и педагогикой. Какие эскизы превратятся в спектакли? Не знаю. Это будет решать администрация театра, исходя из интересов не только стратегических (участие в Фестивале), но и тактических (интерес именно нашего, Камышинского зрителя).

Часто спрашивают, почему наш идущий репертуар не подошел под фестивальную афишу? Неужели все так плохо? Отвечу предельно честно. Сейчас... тут непросто... Я же тоже 3 года назад, пусть и не в таком звездном и пафосном статусе, приехал из Москвы и свежим взглядом увидел идущие спектакли и труппу. Радостного было мало, но это понимали и директор (мы вообще с Бакиным во многих оценочных суждениях пересекаемся), и труппа. (Хотя в последние десятилетия были и хорошие исключения - из виденного уже в записях мне очень понравились наши ребята в спектаклях Анны Зайцевой.)

Но отсутствие общего художественного языка, актерской школы слишком были видны в идущем репертуаре. Я  очень старался попробовать всю труппу в разных жанрах, техниках. Что-то получалось лучше, что-то нет. Мы, работающие в КДТ режиссеры, должны все-таки думать о кассе, а не только об экспериментальности и экспортной ценности. Мы ведь только в начале пути. Вернее - наша  сегодняшняя труппа, несмотря на почти 110-летнюю историю.Театр-то ведь и выжил  только благодаря любви зрителя, который многое прощает и любит именно свой театр.

Отборочная комиссия Фестиваля смотрела куски из записей двух наших репертуарных спектаклей - "Запретный плод" Афанасьева в постановке Евгения Бакина и "Светлые люди"  Шукшина в моей постановке. Оба спектакля как минимум - нестыдные, есть зрители, которые ходят на них не по одному разу. Но... для Фестиваля это так называемый "неформат". Мне, конечно, странно - что можно разглядеть в куске записи, а не в живом ощущении в зале? Но... Больше 300 заявок были от театров, отобрали 16.

У нас есть шанс выступить только во внеконкурсной программе, доработав один из лабораторных эскизов. То есть войти "в формат" Но праздники отшумят, и нам нужно будет думать о том, как выполнять план, не растерять зрителя, в общем - вернуться к насущным и повседневным нашим заботам.

Год театра выдался непростым, но интересным, густым на события. Все - опыт. Как там у Александра Сергеевича?

"Всё мгновенно, всё пройдет; Что пройдет, то будет мило..."

На снимке: Александр Штендлер.

Новости на Блoкнoт-Камышин
0
0